Заключительные размышления 2
Учебные материалы


Заключительные размышления 2



Карта сайта rxkassa.ru

Следующий фрагмент, относящийся к цвету, - это архитипическое содержание цветов. То, что касается цветовой гаммы, есть некоторая фигура, которая традиционно соотносит цвет, сочетание и тона с жизнью человека от рождения до смерти. Так, например, с детством чаще всего ассоциируются желтый и зеленый цвета. Эта фигурка начинается с желтых и зеленых, причем зеленый из них является энергетическим, а желтый скорее связан с определенным принятием, теплый цвет, а зеленый крайне энергетичен. Потом дальше фигурка делится на две части - мужскую и женскую; и дальше есть набор женских и набор мужских цветов. И, соответственно, мужская ветвь «синеет», т. е. из желтого переходит в синий, а женская «краснеет», т. е. переходит их желтого в красный, оранжевый. И потом дальше, в пожилом возрасте они оказываются связанными, и в этой части уже обозначаются тем, что и к тому, и к другому добавляется коричневый. Иначе говоря, если на рисунке есть фигура, обозначенная красным, оранжевым цветом, то речь скорее идет о женской идентификации; если на рисунке есть фигура, которая обозначена синим цветом, то речь скорее идет о мужской идентификации. Если там есть коричневый и тона, связанные с этим (серый и т. д.), то речь скорее идет о старшем возрасте, пожилом; если есть желтый и зеленый, то речь идет о детских чувствах. Если есть рисунок, в котором присутствует желтый, зеленый и красный, то это ребячливая молодая женщина. Желтый и синий - присутствуют две идентификации: одна детская, другая мужская. Синий цвет недаром часто применяется в деловых костюмах. Посмотрите, каких цветов больше в будущем и в прошлом.

Ну а дальше начинается Люшер, которого можно долго читать, смотреть и накладывать на ту же самую сетку, чтобы посмотреть на то, что с чем соотносится. Есть также цвета, которые гармонично друг другу соответствуют, есть цвета дополнительные: например, красный и зеленый. Рисунок бывает сделан цветами, которые по отношению друг к другу являются разновидностями одного и того же: скажем, темно-зеленый, светло-зеленый, желтоватый. Т. е. может быть так, что все цвета «ходят» вокруг оттенков основного. Если вы вообще-то хотите выяснить, что с основным чувством, то возьмите основной цвет, который в этих оттенках присутствует, и попросите человека нарисовать этим самым основным цветом какой-то еще один рисунок с тем, чтобы





посмотреть, что у него получится, если его лишить по сути дефлексии, т. е. возможности ухода от какого-то переживания.

Дальше идет то, что касается фигур, объектов - это страшная вещь, которую я обычно проскакиваю, забываю, т. е. анализ тех самых фигур, которые нарисованы. И тут конечно масса всего - вся психоаналитическая символика, десятками лет отточенная на разнообразных снах всяких безумных людей. Соответственно вся она может быть здесь применима. Тут и будут вопросы, связанные с тем, что тут с фаллическими символами происходит, а что происходит с женской символикой: какие объекты относятся к женской символике?...



Дальше идет анализ собственно фигур - как они выполнены. Есть хорошие формы и плохие. Фигуры выполнены хорошо, когда они четко распознаются, а бывают фигуры, которые выполнены не очень четко в силу разных причин. Можно посмотреть, какие из фигур нарисованы как следует, а какие нет, т. е., грубо говоря, когда рука у человека была неверна... Например, если уж мы заговорили о фаллических символах: рисует фаллические символы, и все время рука дрожит...

Дальше: то, что касается символики. Как я уже говорил в самом начале этого текста, каждый из объектов, который появляется на картинке, с чем-то связан, и по поводу каждого из них можно двинуться дальше и обнаружить, что это такое. В этом отношении каждый из изображенных предметов - это реальный выход в какую-то другую реальность, в прошлое, скорее всего, в фантазии или еще во что-то. Если мы обратимся к этому самому «окошку», то это связано с выходом в какой-то другой мир, который в этом рисунке в данный момент не представлен, но вообще имеет значение, и там многое можно обнаружить. Таким образом, что касается анализа символов, просто, как говорится, читайте анализ сновидений в разных вариантах с начала и до конца - там этой символики полным-полно, поэтому я коротко обычно про это рассказываю. Тут уже зависит от собственной испорченности каждого психотерапевта.

Ну и последний уровень анализа - это уровень технический. Что, как, каким способом, где нарисовано. Вот, скажем, есть у нас на рисунке что-то неясное, т. е. какая-то штриховка, которая расплывается, и к ней другая штриховка присоединяется. Что же это за форма сопротивления такая? Конфлюэнция! Если мы видим такую размытую фигуру, то там достаточно много конфлюэнции. И если работать с этим рисунком, то в основном придется работать в фазе предконтакта для того, чтобы выделить фигуру. Такой экспрессионистский рисунок характерен тем, что фигура не выделяется. Эти рисунки характерны, скажем, для маленьких детей, которые не всегда в силах осознать свою потребность. Как только они осознают свою потребность, они ее обычно удовлетворяют, а если не осознают, то рисуют «каля-маля», пока не осознают случайно или кто-то их случайно не удовлетворит. Такова судьба человека, который находится в конфлюэнции.

Следующий характер - это интроекция. Всякая законченная фигура хорошей формы это есть интроект. Опять-таки, интроекты могут быть полезными, поскольку они позволяют расшифровывать и анализировать


содержимое. Но, с другой стороны, каждый интроект - потенциальный источник страхов, потому что интроекты организуются энергией страха, т. е. энергией того, что я могу раскусить то, что мне предлагают.

А как выглядит проекция? Проекция выглядит, как параллельные линии: например, параллельная штриховка, параллельные линии, параллельные контуры. И тогда это подсказка, в какой форме придется работать с человеком для того, чтобы нам все-таки найти контакт. Проекция - это некоторая энергия, которую я отправляю вовне и поддерживаю. Пока я вижу, слышу, воспринимаю, пока нахожусь в группе, вы все сделаны для меня из моих проекций и, соответственно, в течение этого времени я в голове поддерживаю некоторый образ. Да, ко мне приходит какая-то информация, но каждый раз ее полностью расшифровывать -не экономично; гораздо более экономично поддерживать этот образ. Но соответственно на создание и поддержание образа человека уходит определенное количество энергии, особенно когда вы попадаете в среду, в которой вы должны поддерживать очень много образов. Ну, например, для меня было в свое время очень агрессивным действием, когда из нормального советского мира попадаешь во всякие зарубежные супермаркеты, где все товары «борются» за внимание. Конечно, это очень утомляет, точно так же, как утомляет человека, привыкшего к одной и той же природе, цветастость, сложность форм и т. д. От этого можно утомиться, поскольку я не привык поддерживать столько фигур. Чтобы поддерживать столько фигур, мне нужно, как говорится, «голову сломать». С другой стороны, если я привык поддерживать столько фигур, то, оказавшись в ситуации обеднения, я постараюсь восстановить количество фигур. Возникнет много мыслей, фантазий и т. д., потому что я привык поддерживать много фигур. И поэтому, что касается работы с проекциями, задачей является в той или иной степени вернуть себе энергию, которую я отправляю в адрес этой самой проекции. Т. е. чрезмерно избыточное эмоциональное отношение к окружающему меня самого истощает, и задачей является вернуть все к себе.

Вообще, любой рисунок - это проекция. Важно заставить его говорить. Например, при работе с ревностью - задача вернуть себе позитивную энергию, размещенную в другом человеке.

Следующая форма сопротивления - это ретрофлексия. Ее узнают по возвратному штриху, т. е. штриху к себе. Ретрофлексия - это круглые формы.

Эготизм - это, соответственно, замкнутые формы, они могут быть закрашены. Интересно, какой цвет, какая активность, какое переживание может оказаться связанным жесткими границами фигуры. Что произойдет, если выпустить этот цвет на свободу? Если предложить клиенту сделать рисунок этим цветом, как это изменит его состояние?

В гештальте рисунок - это повод для контакта. И этот контакт, чаще всего, важнее, чем сам рисунок. Вся наша реальность состоит из сопротивлений. Если нет сопротивления - есть полный контакт, но тогда нет развития. Воспринимать реальность нужно только для того, чтобы правильно строить с ней отношения и добиваться того, что нужно. Работа с рисунком в гештальте невозможна без того, кто этот рисунок нарисовал. Вопросы к рисунку имеют большее значение, чем





интерпретации. Любой рисунок содержит много «дверей», открыть которые может только сам клиент.


Из сборника «Гешталът-2002».


Денис Хломов

АРТ-ТЕРАПИЯ В ГЕШТАЛЬТЕ

Творчество и контакт

Доброго времени суток тому, кто читает эти заметки! Мне очень давно хотелось написать что-нибудь про арт-терапию... Так вышло, что уже много времени использую ее в разных формах и подглядываю и учусь, как используют ее и какими методами работают коллеги...

Как обычно, начиная писать, сталкиваюсь с феноменом «пустой головы» -мысли как будто разбежались - ничего, начну хоть как-то «С Божьей помощью!».

Все началось задолго до того, как я принял решение заниматься психотерапией. Угораздило меня родиться в семье художника... и, понятное дело, с детства видел и наблюдал создание произведений - сама по себе творческая атмосфера дома, художники, бывавшие в нем, придавали искусству особенное место и назначение... И я учился и понимал - как это - придумывать, делать, выражать, создавать и показывать...

Когда я пошел учиться в МСХШ (Московскую Среднюю Художественную Школу), тогда она еще располагалась в Лаврушинском переулке - напротив Третьяковки - отец очень переживал за мои успехи и, если что-то у меня не выходило, - говорил «слезай с пенька». Он садился за этюдник и начинал править мои работы. Я не мог показать ему - насколько мне это обидно и... начал переносить мой с ним конфликт на конфликт с живописью... А правленые его рукой работы начинал ненавидеть. Так я понял, что такое насилие и насколько пространство рисунка может быть важным и интимным...

С искусством я тогда попытался расстаться... Вернулся к нему позже и уже через гештальт-терапию...

Само слово «гештальт» в одном из своих значений означает образ и в другом означает «целостность». Полагаю - это неотъемлемое качество образа. Или то, что мы называем в гештальте - хорошей формой. А это - важная составляющая любого искусства. В этом и прелесть - в этом и обман... Преждевременно созданная форма неполноценна... и хорошо, если она рождается из живого процесса и естественно, а не является способом замещения тревоги. Конечно творчество есть акт, свойственный высокоорганизованной материи... И может являться видом «дефлексии», но об этом в конце текста...

Общие положения

Роль и задачи метода определяются той парадигмой, в которой этот метод используется... В парадигме диагностики творческие методы используются давно и прочно... Начало положил знаменитый тест Роршаха и продолжение этой -исследовательской линии - ДДЧ, РНЖ... Общим тут является то, что способность человека мыслить и организовывать свое сознание и отношения через образы служит для решения диагностических задач - испытуемый пассивный объект


исследования. Кроме этого, диагностическая модель не предусматривает изменчивости ситуации - она константна, а это означает, что она предполагает «норму». И тут возникает своеобразная сложность. Например, 80-120 -нормальное давление, но, если бегун будет иметь нормальное давление на дистанции бега - он погибнет.

В парадигме аналитической терапии творчество - это дорожка к бессознательному. Способ заглянуть туда, где труден прямой путь. И в большей степени связано это с определенной экспертной позицией терапевта.

С точки же зрения Гештальта, ценность человека в адаптации его в поле «организм - среда», и изменения его проявляются в изменении способов, которыми он пользуется для структурирования и организации окружающего мира, видении и навыках, используемых им для организации среды, в общем поле «организм-среда». Ценность гештальт-терапии в возвращении человеку способности видеть и, творчески перерабатывая информацию, находить новые решения. В гештальт-терапии мы опираемся на опыт и совместное исследование происходящего - т. е. на контакт и эксперимент.

Экспериментом в гештальттерапии мы можем называть решительно ВСЕ, происходящее в терапевтической ситуации, что мы вместе с клиентом подвергаем исследованию и пониманию. Так же это может быть созданная процедура, помогающая исследовать проблемную для клиента тему. Эксперимент может быть как спонтанным - родившимся из ситуации - допустим, когда клиент в замешательстве берет листок бумаги и начинает рисовать «каракули» или же специально предложенным терапевтом, опирающимся на свои гипотезы о процессе и трудностях клиента. Широкий спектр видов и форм творческой активности создает множество способов и возможностей для использования творческих методов в индивидуальной и групповой терапии.

Каковы же ресурсы творческих методов?

Чем они специфичны?

Какие возможности их могут быть полезными для нас?

Какую пользу они способны приносить нашим клиентам?

Постараюсь обрисовать мой подход и видение открывающихся в арт-терапии возможностей.

Творческие методы в терапии

Рисунок, танец, стихотворение представляют собой еще одно пространство, еще один мир... Находясь в процессе творения, клиент рождает нечто, связанное с его миром и его возможностями, принадлежащее ему... Делая это, он изменяет свои границы, одновременно перенося и присваивая им свои значимые отношения с миром... Рисунок или танец - это как протянутая рука... в ней может оказаться рука другого, а может и камень... Символизм этого акта подобен рождению... Как встретят, кто встретит... Имею ли я право быть? Могу ли я быть с вами таким?

Примете ли вы меня. Важное событие в жизни! Не правда ли?


На этом этапе возможна встреча с различными формами сопротивления, которое, если на него обратить внимание, может служить и ценной информацией про клиента, и событием в ваших отношениях. Отказ, например, клиента от эксперимента-рисования может служить как проявлением его личной травматической истории, так и закономерным выражением недоверия терапевту, если эксперимент предлагается преждевременно.

Терапевту в такой ситуации стоит быть внимательным к сопротивлениям, которые проявляет клиент. Часто на этом этапе возникает стыд или смущение, или страх. Хорошо, если терапевт внимательно поддерживает процесс, а не стремится продвинуть клиента, игнорируя ту границу, которая проявляется в этих переживаниях. Ведь не только рисунок является экспериментальной площадкой, но и то, как он появляется...

Творчество происходит, и это, само по себе удивительное событие, разворачивается здесь-и-сейчас... Нам с вами повезло быть в событии, когда рождение внутреннего образа проходит процесс адаптации, выражения и воплощения. И все это происходит в магическом пространстве сессии или же группы... Клиент создает продукт в процессе отношений и он, его чаяния, надежды воплощаются здесь и сейчас - в пространстве между вами. И задачей терапевта является поддержание процесса, а стало быть, и энергии -проявляющейся в пространстве, если при этом мы будем внимательны к процессу

- она может быть обнаружена в различных проявлениях контактирования:

Пример - работа в группе - девушка создает очень яркий привлекательный рисунок, но создает его путем набора большого количества краски на кисточку. Краска капает... и она все повторяет эти действия...

Т.: Что с тобой происходит, что важно для тебя?

К.: Капли... они разбиваются...

Т.: Попробуй сказать это про себя.

К.: ... я разбиваюсь... Я разбита... Слезы...

Так в мини-сессии получилось выйти на боль при утрате...

Процесс сам подсказывает... если вы внимательны к нему и не ограничиваете себя только работой в рамках образа. Рисунок в терапии - не цель, а еще один язык, могущий обогатить ваши отношения и порой заглянуть туда, где нет вербальных эквивалентов. Еще один инструмент, с помощью которого клиент может встретиться со своими болезненными местами... и найти свою «новую форму»...

И здесь, похоже, можно говорить о рисунке и ином произведении как о творении-объекте... после появления образа, воплощенного в листе или в пластилине, или в песочнице, воплощенном в танце или слове... Мы имеем дело с двумя феноменами: образ как послание и образ как вынесенное (интересно, что сначала опечатался и написал - как внесенное©...) в пространство часть клиента

- событие внутреннего мира.

Образ как послание: появление образа изменяет пространство... Часто картинка может иметь значение для отношений терапевт-клиент. Вынося какую-то часть себя, клиент помещает ее в пространство ваших отношений... В особенности, если «показывает» ее вам... И вполне вероятно, что этим





невербальным способом он приглашает вас в свой мир - или же, наоборот, обозначает границу. Здесь опорой могут стать ваше отношение и ваши чувства... Значимым может оказаться то переживание, которое вы испытываете при появлении картинки... Например, желаете ли вы приблизиться к ней или наоборот отдалиться... Привлечены вы или перепуганы...

Не смотря на наши различия культур и образований, часто в творчестве мы обращаемся к архаическому языку - языку и системе, на которой построено базовое (архаическое) выживание... И у нас много общего... Например, для того чтобы выжить, необходимы укрытия, зоны безопасности - они обеспечивают существование в интимности. Нам необходимы границы и способы, для того чтобы защищать свою территорию. Необходимы ресурсы, на которые я могу опираться, когда я один... Необходимы зоны и территории, где я могу встречаться с другими... и, как правило, они различны для близких и значимых и для не очень близких... Так или иначе, когда выносится этот образ мира, мы видим способы организации жизни человека. Интересно определить свое место по отношению к нему... Смогли бы вы жить в подобном мире и если смогли бы -то в какой его части?

Пример: в сессии клиент рисует свой мир... Получается «очень красивая картинка» - смотрю, - у меня возникает чувство отвращения...

Т.: ...картинка очень красивая... Но не могу отделаться от чувства отвращения... Я бы так не смог жить...

К., с удивлением: А я это для вас нарисовал...?

Т.: А здесь есть ты?

К.: Да... Я - вот этот подтек грязной краски в углу.

С этого, собственно, и началась работа... Начал формироваться контакт.

Произведение - образ другого. Появляясь в листе или же в вылепленном, вытанцованном образе, человек приносит свое собственное устройство, определенную систему ценностей, предпочтений и устойчиво закрепленных способов адаптации. Все три функции 8е1:Г (базовые потребности) могут быть представлены в образе как целостной картине или же, наоборот, спрятанными (как в предыдущем примере)... И это тоже способ адаптации... И также точка возможного терапевтического исследования... Например, листик большой, а клиент располагает себя маленьким - в самом нижнем уголочке - так он распоряжается возможностью пространства и это информация - суть -эксперимент, могущий продвинуть знание и осознавание клиента...

Или может быть наоборот - не хватило для чего-то огромного листа... (про композиционные и особенности анализа рисунка смотрите статью Даниила Хломова «Анализ рисунка» в этом сборнике). Мне в этой заметке хотелось обратить ваше внимание на то, что в образе важно как и присутствующее, так и отсутствующее - ненарисованное.

Например, когда человек на предложение нарисовать образ тела рисует контур... то не исключено что своей чувствительности, переживаемой эмоциональной значимости он не очень в себе признает и готов показать только внешний свой «социально-манипулятивный» образ... И это тоже может быть замеченным как проявление сопротивления, что само по себе и неплохо. Хорошо


ведь, что человек может защитить себя))))... В том числе и от вас (терапевта), ведь поддерживая сопротивление мы поддерживаем и возможности человека в области личного и личностного выбора. Поддерживаем развитие личности и воли клиента.

Образ как модель внутреннего мира. Я хотел бы обозначить в этой заметке еще одну возможность творческого метода, специфичную для методов, использующих творчество и его продукты. Это возможность развернуть то, что находится внутри клиента (в свернутом виде). Часто, в том случае, когда клиент находится в слиянии - отождествлении себя с чем-то, внутри него возникает спутанность отношений, чувств, долженствований и идей. Пространство внешнее дает возможность вынести наружу эту путаницу. Так сказать экстериоризировать ее... Такой способ обращения помогает в выстраивании системы социальных связей и отношений - способствует обнаружению и пристраиванию своих собственных, личностных границ. В системе «Я - другой». Эмоциональные связи, часто не осознаваемые, проявляются как реальные векторы поля, выстраивающие системы отношений. Так же анализу может быть подвергнута и вынесена модель собственных внутренних связей - например связей между ощущениями, чувствами и эмоциями...

Образ как игра - одна из особенных. Выделяющимся творческим методом среди прочих методов является игра. Игра, вообще, есть очень важное явление в формировании человека, его способностей к освоению мира и отношений. Чудесная возможность, предоставляемая здесь в том, что что-то я могу пробовать, не рискуя быть отвергнутым обществом. В различных культурах есть для этого специфические инструменты - например, венецианский карнавал - чудесная возможность побыть таким, каким я не могу, или пока еще не могу быть в привычной среде. Например, прожить какое-то время в шкуре другого пола или же прожить кусочек жизни оболтусом, не отвечающим за свои решения. Игра -это репетиция возможной жизни, новые или же глубоко и давно отвергаемые модели поведения, модели построения отношений.

Проиграть возможность прожить своим «героем» или же, наоборот, «антигероем». Присвоить себе потенциал отвергаемой части... Для этого мы можем использовать и рисунки, и танец, и маски...

Арт-терапия - возможность экспрессивной разрядки. Что еще возможно в использовании творчества? Экспрессия и выражение переживания... Имея чувство или же сложное для принятия эмоциональное состояние, клиенту бывает сложно принять, осознать, прожить и пережить его... Так как в переживании присутствуют оба компонента - компонент чувства и компонент телесной энергетики - активности... Он должен быть выражен, ибо всякое чувство, будучи рожденным в отношениях, им же на самом деле и предназначено. Собственно оно и предназначено для регулирования отношений между организмом (клиентом) и средой. И чем более и долее оно является запрещенным, тем страшнее человеку встретиться с переживанием в полной его интенсивности. Ограниченность пространства и возможность использовать такие неспецифические для вербальных способов ресурсы, как движение, штрих, заливку, пластическое выражение, голос, звук... Дает новые ресурсы...





Пример: клиентка, встретившись с сложным для нее переживанием, выражает его в листе... Ее способ состоит в выливании на лист банки белой гуаши и размазывания... Затем берется банка черной гуаши... И очень важно, что все отвращение к этому «грязному» цвету выражается и проживается через руки... Минут 30 она была включена в этот процесс - сказочная возможность встретиться с ранними - очень телесными переживаниями... Отмечу глубину и катарсичность переживания, которое я наблюдал.

Всякое переживание мышечно. Суть оно является остановленым или же не начатым движением. В академической психологии есть тесты, исследующие личностные установки через миокинетические (мышечно-двигательные) реакции... Например методика Миро-и-Лопеса построена на исследовании привычных мышечных паттернов посредством рисования заданных картинок с открытыми и закрытыми глазами - исследуется сдвиг линий без контроля зрения. Для проецирования, а суть - выражения важны интенсивные линии с моторикой направленной от себя, для удерживающего - ретрофлексирующего человека движения будут направленными к себе и часто скручивающимися... Моторика -то, что участвует в процессе созидания - будь то бумага и мелки или же глина...

Еще важно сказать про ресурсы, связанные со звуком и голосовым выражением... Голос, когда он по-настоящему глубокий и идущий из глубин тела наверх, позволяет интегрировать телесность и, опираясь на силу переживаний, служит мощным интегрирующим началом, объединяющим эмоциональность и телесность... Здесь важным ресурсом является помощь терапевта в подборе адекватного средства и способа выражения... Богатство возможностей -усложняет решение... Для арт-терапевта хорошо иметь широкий спектр материалов... Очень уж различен тот потенциал, который представляют собой -например слово и глина...

И, наконец, об очень важной функции и задаче, которая решается творческими методами и возможность, содержащаяся в них - моделирующая функция. «Что нам стоит дом построить - нарисуем - будем жить!»... Творчество позволяет поставить тот необыкновенный эксперимент, когда наш клиент может шагнуть за границы своего страха изменения и поиграть с возможностями своего поля. Разместить в игровой ситуации терапевтической сессии то, что непривычно размещать в жизни. Попробовать иную систему связей и отношений, размещая свои чувства, меняя дистанцию в игровой «кукольной» ситуации, клиент получает волшебную возможность посмотреть на свое изменение под разными углами с позиций значимых людей... Ну чем не волшебство?

О времени в образе - вернее о том ресурсе арт-терапии, который позволяет использовать ее с пациентами разного характера от аутистов до лиц в состоянии сильной тревоги. Когда возникает образ - в нем времени нет... Он зафиксирован и это то, что важно в работе с клиентами, тревога которых настолько велика, что остановка для исследования какого-либо переживания становится невозможной. Образ, вынесенный и зафиксированный в творении, может стать прекрасной основой для исследования, рассматривания и осознания. Он уже есть и он здесь и сейчас...


И еще о том, как мы можем использовать время и временные процессы в творчестве. Линия - она имеет свой конец, но есть и начало... И она проходит и создается на одном листе. Красивая метафора жизни... Исследуя свое продвижение по линии в листе и замечая изменения образа, я могу интегрировать свои изменения, принимая и неизменную, стержневую составляющую себя... Постоянство и изменчивость...

Отмечу и значение в творчестве метафоры, которая, возникая, соединяет в себе множество смыслов и значений. Будь это метафора, например, персонажа из волшебной сказки, заимствованная из культурного контекста, или же личная метафора - «например я, как закипающий чайник!!!!!». Это то, что, появляясь в контексте, позволяет исследовать более широкие контексты жизни клиента.

Использование арт-терапии в групповой работе позволяет нам задействовать такие специфические ресурсы различных людей - представлений, отношений... Например, эмоциональная реакция на индивидуальное произведение нескольких людей способствует расширению представления и помогает многообразить опыт обратных связей... Использование групповых рисунков или же коллажей позволяет безопаснее встречаться с различиями другого. Совместное творчество дает интересные возможности для исследования стратегии отношений. И важнейший ресурс групповой формы работы - в возможности пережить свою уникальность и встретиться с уникальностью других, обогатив себя этим опытом...

И в завершение несколько слов в защиту «дефлексии». Конечно, выражая на листе бумаги свои переживания, мы отдаем часть энергии этому процессу. Но всегда ли нужно выносить ее в отношения? Создавая промежуточный мостик (объект), мы даем клиенту возможность разобраться в своих переживаниях до... Кроме того, избыточная энергия (эмоциональность) мешает процессу осознавания, и создавая канал для выражения интенсивного переживания, мы поддерживаем интегративные возможности человека.

В этой заметке я постарался описать и систематизировать то, что я вижу важным и специфическим для гештальт-терапевта в работе средствами арттерапии...

Моя огромная признательность Даниле Хломову, на специализации которого я начал возвращать себе навыки рисования и связывать их с контекстом происходящего в терапии, и другим коллегам, показывавшим различные способы использования выразительных методов в терапии. Гертруде Шоттенлоер за чудесную книжку и моим любимым коллегам и клиентам, у которых я постоянно учусь.





Ольга Якимчук

ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ «ПЕСКА» В ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

В наше время песочница с песком привлекает большой интерес терапевтов, использующих в своей работе художественные материалы. Однако так было не всегда. В России информация об использовании «песочной» терапии за рубежом появилась, благодаря изданию книг Джона Аллана «Ландшафт детской души» (1997) и Ленор Штейнхард «Песочная терапия» (2000). Из них стало ясно, что вплоть до последнего времени песочная терапия использовалась в арт-терапевтическом процессе сравнительно редко, так как она формировалась в русле психоанализа как невербальная форма психотерапии терапевтами, которые не имели какой-либо художественной или арт-терапевтической подготовки. Ее применяли как дополнительный инструмент психоаналитической терапии. Английский педиатр, основатель Лондонского института детской психологии Маргарет Ловенфельд (1939) впервые описала использовании песочницы в работе с детьми. «Эмоции и настроения обретают конкретное воплощение в результате использования песка и воды как в сочетании с миниатюрными игрушками, так и без них. Исцеление происходит, благодаря созданию из песка разных форм, ... благодаря возможности совершать некое действие, независимо от того носит оно разрушительный или созидательный характер, а так же из-за высокой степени доверия ко всему, что происходит во время песочной терапии». Маргарет Ловенфельд делала акцент на, безусловно, позитивном отношении к детям. Швейцарский психоаналитик Дора Кальфф (1966, 1981) дополнила песочную терапию юнгианским методом «активного воображения», сформулировав его теоретические принципы. «Создавая условия для проявления фантазии, можно осознать ранее скрытые и подавленные чувства и представления». Она считала важным невербальный характер этой работы, хотя бы на первых сессиях. Последующие терапевты, работавшие в этом направлении, придерживались тех же принципов.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная