Учебные материалы


Заканчивалась третья четверть. Перед весенними каникулами Саша позвонил Раковским в Москву - страница 4



Карта сайта listscan.ru Плоды любви. Пошла вторая неделя апреля. Александр ходил в школу и каждый день встречался с Валерой и Женей на большой перемене. Они занимали очередь в буфете, потом садились за столик, ели, обменивались новостями и впечатлениями. Школьные дела у них шли неплохо, только Жене приходилось частенько оставаться на шестой час из-за математики. Саша и Валера тоже иногда оставались вытягивать "хвосты", но это было нечасто. После школы Александр возвращался домой либо с Женей, либо с Валерой, либо с обоими сразу. Валера и Женя записались в школьный бассейн и посещали его во второй половине дня три раза в неделю. Валера всерьёз увлёкся плаванием и показывал неплохие результаты. Тренер был им доволен и говорил, что у него отличные данные. Саша тоже посещал бассейн. Там он встречался с Аней, но контактов у них не было. Аня избегала его. Самочувствие у неё улучшилось, и никто не заподозрил бы, что она беременна. После школы Женя часто приходила в гости к Саше. Они играли в компьютерные игры, гуляли по Найску. Погода стояла хорошая и подростки частенько заходили на аттракционы. Качались на качелях, крутились на воздушных каруселях, катались с американских горок. Пару раз Саша катал Женю на своём горном велосипеде. А когда наступал вечер, они сидели в кафе, слушали музыку, танцевали и Александр украдкой целовал Женю. Близости между ними не было. Женя не допускала этого, а Александр не настаивал. Валера был сам по себе. У него появилась своя кампания. Это были те же парни, которые гоняли с ним зимой на снегокатах, только теперь они переключились на спортивные мопеды. В этом отношении в Найске было куда лучше, чем в Москве. Там можно было кататься только по дворам, да переулкам, где не было большого количества машин. На улицу на мопеде не сунешься! Собьют в момент. Да и не разрешалось. Поэтому мопеды в Москве не пользовались популярностью. Зато в Найске, особенно по окраинам, для мопедов было раздолье. Ребята гоняли наперегонки, заезжали в тайгу и ездили там по просёлочным дорогам и тропам. Мопеды были мощные, спортивные, жаль только, что скорость автоматически поддерживалась в пределах 40 - 45 км/ч. Валера быстро освоил новый вид техники и стал просить отца подарить ему спортивный мопед. Ему надоело кататься на чужих. Георгий Евгеньевич посоветовался с Ритой и решил купить. Он приветствовал спортивные увлечения сына. Так у Валеры появился свой железный "конь". Пришлось купить и экипировку. Это был чёрный спортивный костюм с красным шлемом. В костюме были предусмотрены налокотники, наплечники, наколенники и краги. Надев его, Валера напоминал собой мощного хоккеиста. Погода в апреле стояла хорошая, температура днём поднималась до плюс десяти, в городе было сухо, а дороги в тайге быстро подсыхали. Валера носился на мопеде с ватагой таких же, как он сорванцов, шестнадцати - восемнадцатилетних подростков, и был счастлив. Ему открылся совершенно новый мир увлечений и мир природы, который был недоступен в Москве. Каждый раз он возвращался домой грязный, предельно усталый, но довольный. Сегодняшний вечер Саши и Жени мало отличался от предыдущих. Они посидели в кафе, потанцевали, потом вышли на улицу и побрели, куда глаза глядят. Был прекрасный тихий вечер. Солнце уже клонилось к закату, лёгкий ветерок доносил с тайги запах сосен, кедров, можжевельника. С реки временами слышался треск ломающегося льда. Начиналось половодье. Александр с Женей вышли на набережную. Лёд уже почернел, покрылся длинными трещинами, у берега поверх льда выступила вода. - Скоро начнётся ледоход, - сказал Александр. - Может и наводнение будет. Говорят, лет десять назад вода поднялась на четыре метра и затопила всю нижнюю часть города. Такое здесь бывает. Раньше, когда не было набережной, река постоянно выходила из берегов. Теперь берега подняли, укрепили и наводнения нечасты. - Поцелуй меня, - попросила Женя. Саша обнял её щёки и чмокнул в нос. - Не балуйся. Поцелуй, как следует. - Но здесь люди. Давай отойдём куда-нибудь. - В кафе ты не стеснялся. - Там молодёжь. Там все целуются. Там можно. Они зашли в парк и сели на скамейку. Женя сразу взобралась к Саше верхом на колени. Темнело. Народу по близости не было. Он обнял её и стал нежно целовать в щёки, в губы. Она отвечала ему тем же. - Послушай, прикрой меня. Сдвинься. Мне надо, понимаешь? Женя сдвинулась назад и обхватила руками Сашину шею. Он расстегнул ширинку, извлёк фаллос и, поглядывая по сторонам, стал мастурбировать. Женя наклонила голову и с интересом наблюдала за его действиями, держа наготове носовой платок. Вскоре она увидела, как из его плоти извергается семя. - Порядок, - сказал он, вытирая фаллос и руку носовым платком. - Теперь можно и погулять. Они встали и пошли по аллее. - А как у тебя дела? Месячные были? - Не, - помотала головой Женя. - Вообще ничего? - Вообще. Наоборот, меня иногда подташнивает, хочется солёненького. Всё как в январе. - Значит, ты беременна. - Конечно. - Значит, надо доставать таблетки. - Не надо. Саша вопросительно посмотрел на неё. - Почему? - Я решила оставить ребёнка. - Ты что? Сбрендила!? Ты собираешься рожать? - Да. - Рожать в 15 лет?! - Мне будет уже 16. - Всё равно это рано. Зачем тебе ребёнок? Ты же учишься в школе. - Мне жалко убивать его. Понимаешь, когда я забеременела в первый раз, в январе, я долго не решалась сделать выкидыш. Достану таблетки, посмотрю и спрячу. Тянула, тянула и дотянула до марта. Наконец решилась, приняла. А к вечеру началось! Меня то в жар, то в холод бросает, ломает всё тело. Потом температура небольшая поднялась. Ночью кошмары снились. На следующий день с меня потекло. В школу я не пошла, сказала, что плохо себя чувствую. Мама дала мне таблетки от простуды, но я только делала вид, что принимаю их, а сама выбрасывала в мусоропровод. Наконец почувствовала схватки. Пошла в туалет, села и стала ждать. Первый раз ничего, покапало, покапало и перестало. Потом, через полчаса опять схватки. Я опять в туалет. И тут началось! Всю меня вывернуло наизнанку. В животе спазмы, боли. Чувствую, что выходит он, мой ребёнок. Наконец вышел и упал в воду вместе с кровью, слизью, а за ним пуповинка тянется. Потом и она вышла с плацентой. Я вытерлась, встала, гляжу, а он лежит, такой маленький, скрюченный весь. Как мышонок. Голова большая, а тельце, ручки, ножки крохотные. Мне так его жалко стало. Чувствую, что не могу я его смыть, спустить в канализацию. Это же мой ребёнок! Мой сын! Стою и плачу над ним. Потом оторвала бумагу, взяла его, вытерла, завернула и сунула в карман. Вышла из туалета, а в теле слабость и ноги плохо слушаются. Легла на диван, полежала. Мама спрашивает, что со мной? А я говорю - всё нормально. Лежала минут сорок. Стало полегче. И решила я его похоронить. Но где? Кругом зима, снег, лёд, асфальт. Потом вспомнила, что в соседнем дворе канаву копали, кабель прокладывали. Сказала маме, что хочу погулять, а она ни в какую не отпускает. Сиди, говорит, дома, на тебе лица нет. Пришлось подождать пока она уйдёт в магазин. Папы тоже не было, он по своим делам куда-то уехал, Валерка в школе. Оделась я и вышла. Прошла в соседний двор. Там канаву уже зарыли, но земля, песок ещё не смёрзлись. Нашла я какую-то палку, расковыряла землю возле берёзки и опустила туда моего первенца. Твоего сына. Потом зарыла, поплакала и пошла домой. А мама уже вернулась и отругала меня. Ну, а потом ничего. На следующий день пошла в школу. Только груди побаливали и стали твёрдыми такими. Из них всё жидкость какая-то сочилась. Потом и это прошло. Словно ничего и не было. Но я решила с тех пор, что больше не буду делать выкидыш. Не хочу пережить этот кошмар ещё раз. - А чего же ты не предохранялась теперь? - А чего же ты не предохранялся? - А я откуда знал, что ты не захочешь делать выкидыш? - А я откуда знала, что снова забеременею? Тебя же, как прорвало! Я и не думала, что ты такой сексуальный. Как кролик, трахал и трахал! Саша помолчал, потом сказал твёрдо. - Не нужен тебе ребёнок. Ни тебе, ни мне. Ты представляешь, что будет, когда родители узнают, что ты беременна? А ещё узнают от кого! Помнишь, что было во Флориде, когда дедушка узнал про нашу близость? - Помню, - потупясь, произнесла Женя. - И всё равно я оставлю ребёнка. - Ну и дура! - не выдержал Александр. - У тебя что, не будет другого времени родить? Я что, на Марс завтра улетаю? Кончишь школу и рожай, сколько хочешь. Я, может… даже женюсь на тебе! - Мне всё равно женишься ты или нет, я хочу родить этого ребёнка. - А кто его будет воспитывать? Ты?! Ты то в школе, то в кафе, то на танцах, то в бассейне, а за ребёнком уход нужен. Я-то вижу, как Юля со своей Викой мается. Но она уже взрослая, а ты? У тебя ещё ветер в башке, сквозняк! На меня, во всяком случае, можешь не рассчитывать. Я не собираюсь становиться отцом в 16 лет. Мне и Вики хватает. Она мне как дочь, или как младшая сестрёнка. Впрочем, это не важно, я люблю её и больше мне никто не нужен. - Я на тебя и не рассчитываю. Мне мама поможет и папа. - Да, как же! Держи карман шире! Они отругают тебя, а потом заставят сделать выкидыш или аборт. Они же понимают, что такое маленький ребёнок, да ещё у школьницы! Ни одна девчонка в нашем классе не родила ещё. Выкидыши делают, а рожать не собираются. Они не дуры! - А я не скажу родителям, что беременна, пока не станет заметно. Пока они сами не догадаются. А там уже поздно будет что-либо делать. Придётся рожать. - Женька, не дури! Если ты меня не послушаешь, я с тобой поссорюсь. Я в эти игры не играю. Отцом я не буду! - Будешь, будешь, куда ты денешься, козлик! - Я всё твоим родителям расскажу. - Ага. И расскажешь, как ты ночью ко мне в гостиницу бегал? Александр задумался. - Мне не хотелось бы портить отношения с твоими родителями. Они много сделали для меня и я им очень благодарен, особенно дяде Жоре. Но если ты меня вынудишь, то придётся им всё рассказать. Так и знай. А таблетки я тебе всё равно достану. А ты подумай хорошенько. Надумаешь, приходи. А иначе мы в ссоре. Всё, пока. Александр круто повернулся и зашагал домой. Женя села на скамейку и заплакала. Уже стемнело. Вдоль набережной зажглись фонари. Их свет достигал кустов, деревьев и создавал сказочные тени. Никого вокруг не было. Жене стало страшно одной. Она встала и пошла на освещённую улицу. По ней мчались вереницы машин, шли прохожие. Она шла и ей было очень одиноко и грустно. Но она была упряма и ни за что не собиралась отступать от задуманного. Она твёрдо решила рожать. 1 2 3 4



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная