Учебные материалы


Причины и условия преступного поведения дипломная работа - страница 3



Карта сайта jefferybuild.com Именно в свете присущей ей общей системы ценностей (социальной направленности) и конкретных социальных установок личность воспринимает реальную действительность - людей, явления, факты. Общая социальная направленность неизбежно связывается с пристрастностью (позицией) личности и с субъективным видением ею конкретных ситуаций. Ценностные ориентации личности (в виде социальной направленности и отдельных установок) влияют не только на ее восприятие и даваемые ею социальные оценки. Они самым непосредственным образом определяют характер мотивации лицом своих действий. Именно ценностные ориентации личности лежат в основе содержания совершаемых ею поступков, как социально позитивных, социально нейтральных, так и социально вредных. Нередко ценностные ориентации характеризуются своей противоречивостью (общепринятые положительные ценности чередуются с антисоциальными, противоправными). Подобная противоречивость является одним из свойств мотивационной сферы подростков-правонарушителей. Противоправное поведение вызывается по существу не отдельными мотивами, а социально-психологическими качествами личности. Ценностные ориентации тесно связаны с мировоззрением личности, т.е. с системой ее взглядов и убеждений. Мировоззрение определяет основную направленность личности и может подчинять все иные виды побуждений. Мировоззрение как мотив включает в себя взгляды и воззрения отдельного человека, побуждающие его к действию. Искаженное индивидуальное миропонимание, "личная философия", которая существенно расходится с мировоззрением и моралью общества и по своему содержанию является антиобщественной, нередко встречаются у преступников. Взгляды и убеждения типа "работа дураков любит", "главное - не попадаться", "бери от жизни все что можно" и т.п. могут стать мотивами совершения преступлений. Дальнейшим развитием мировоззренческих элементов поседения является идеал, под которым понимается высшее воплощение человеческих желаний и конечная цель устремления личности. В качестве мотива-идеала может выступать возвышенная идея, которой личность руководствуется в своей деятельности и к достижению которой стремится. Это может быть образ или конкретный человек, который служит примером. Идеал является мотивом многих социально полезных поступков. Однако, будучи направлен на антиобщественные цели, идеал становится мотивом, порождающим опасные формы преступного поведения, расходящиеся с идеалом общества. Так, например, у заключенных преобладают идеалы "вора в законе", "пахана" и т.п. Привычки как мотив поведения не имеют самостоятельного психологического содержания. В их основе лежат те же потребности, интересы, чувства, взгляды и убеждения. Однако по мере формирования привычка превращается в субъективный фактор - в мотив определенного стереотипного поведения. При частом удовлетворении определенного побуждения при одних и тех же обстоятельствах стадия мотивации преступления постепенно угасает. Между побуждением и действием устанавливается прямая связь, при которой привычка выполняет роль мотива, непосредственно порождая действие. Как мотивы привычки лица характеризуются тем, что они действуют в известной мере автоматически, при отсутствии или при сокращенной фазе мотивации поведения. Это ведет к уменьшению контроля со стороны сознания. При этом у лица отпадает необходимость в постоянных апелляциях к "моральным" доводам. Привычки как мотивы поведения уподобляются, таким образом, определенной, выработанной годами реакции человека при таких-то обстоятельствах действовать только так. В качестве мотивов совершения преступлений наиболее часто выступает привычка к употреблению спиртных напитков и другие антиобщественные привычки. Такова психологическая классификация побуждений, являющихся мотивами преступного поведения. В реальной действительности перечисленные виды мотивов выступают как в чистом виде, так и в различных, иногда довольно сложных, комбинациях, включая не одно, а два-три более побуждений. Их анализ как субъективных элементов механизма преступного поведения приводит к выводу о том, что побудительными силами в преступном поведении выступают многообразные формы сознания личности: интересы, чувства, потребности, взгляды, идеалы, привычки. Рассмотрим теперь, как это реализуется в преступных действиях субъекта. 2.3. РОЛЬ МОТИВА В ПРЕСТУПНОМ ПОВЕДЕНИИ Первый, подготовительный этап преступного действия обычно состоит из осознания мотива и цели действия, борьбы мотивов и принятия решения действовать. В этом смысле мотив является двигателем преступного поведения и стимулирует волевую активность лица. На этапе мотивации (психологической подготовки) преступного действия нередко возникает внутренний (в сознании лица) конфликт противоречивых побуждений, так называемая борьба мотивов в виде столкновения нескольких несовместимых побуждений лица. Как правило, конкурирующие мотивы являются побуждениями разного социального и психологического уровня. Ими могут быть, например, низменные чувства и доводы разума; чувство мести и интересы дела; органическая потребность и гражданский долг; корыстный интерес и должностная обязанность и т.д. В мотивационном конфликте сталкиваются оценки рационального и эмоционального уровней. Это объясняется отражением содержания конкретной ситуации на двух уровнях - смысловом и эмоциональном. Эмоциональные оценки относятся к эмотивному (недифференцированному) аспекту оценок на уровне "симпатий - антипатий", приятно - неприятно. Рациональные оценки относятся к более высокому уровню. Эмоциональные и рациональные оценки могут совпадать (как параллельно идущие процессы), быть в единстве, дополняя друг друга. Эмоционально-оценочные процессы и порождаемые ими оценки могут подавлять противоположные оценки рационального характера. Нередко же, наоборот, рациональные оценки подавляют противоположные им эмоции, т.е. выступают как мотивообразующие факторы. В содержание борьбы мотивов входит не просто борьба двух несовместимых побудителей к действию, но и социальная оценка борющихся мотивов - как мотива должного, социально полезного поведения, так и мотива антиобщественного, преступного поведения. Иногда такая борьба длится довольно долго, вызывая у лица определенные психические состояния (подавленность, замкнутость, скрытность и пр.). Недопустимо упрощенное представление о мотивационном механизме как одномоментном проявлении изолированного и единственного побуждения преступного действия. Психологической наукой установлено, что человеческое поведение полимотивировано. Оно порождается не одним, а несколькими мотивами, при доминировании одного или группы взаимодополняющих и подкрепляющих друг друга побуждений. Поэтому мотивацию следует понимать как систему мотивов, побуждающих к определенному поступку. Процесс возникновения мотива преступления в мотивационном конфликте не носит прямолинейного характера. Представление о простом "перевешивании" в конфликте мотивов того или иного побуждения не соответствует психической реальности. Лицо при этом руководствуется определенной системой оценок, в которых можно выделить: ценность желаемого результата преступного действия; значимость ситуации, как препятствующей, затрудняющей, так и способствующей достижению цели; эффективность намеченного способа действия в данной ситуации; вероятность наступления нежелательных последствий (наказание), и т.д. В конфликте разных мотивов участвуют все личностные факторы: характерологические и интеллектуальные особенности субъекта, переживаемые им психические состояния, влияние конкретной ситуации и т.д. У разных людей этот конфликт протекает с различной быстротой и степенью осознания всех его элементов. В сознательной деятельности, в том числе и в мотивации, всегда имеются неосознаваемые или не вполне осознаваемые компоненты. Мотивация поведения может протекать в различных психологических условиях: например, без стрессов и возбужденного состояния, без "давления" ситуации, при достаточности времени на обдумывание всех "за" и "против", что характерно для совершения преступлений похитителями чужого имущества. Подобная мотивация, в которой преобладают интеллектуальные моменты, порождает, как правило, расчетливое преступное поведение, когда личность, входя в ситуацию, меняет ее в соответствии со своими намеченными целями. Уже в процессе мотивации индивид ставит себе двоякую задачу: во-первых, осуществить цель преступления и, во-вторых, избежать за это наказания. Нормы уголовного права выполняют при этом мотивационно-предупредительную функцию. Перспектива привлечения к уголовной ответственности, естественно, создает психологический барьер на пути достижения задуманной цели и порождает в психике лица соответствующий мотив в пользу воздержания от действия. Между тем успех достижения цели преступления нередко бывает настолько заманчив, что ради него лицо идет на риск, пренебрегая грозящим ему наказанием. И страх наказания, как отдаленное зло, преодолевается желанием достичь результатов преступления. Мотивационное давление угрозы наказания оказывается недостаточным для того, чтобы предотвратить преступную деятельность. Описанное мотивационное воздействие норм уголовного права имеет место при расчетливом преступном поведении. Но мотивация может протекать и в иных психологических условиях: при сильном эмоциональном возбуждении лица, при недостаточности времени для учета всех "за" и "против"; при давлении ситуации и наличии конфликта и т.п. Это влечет за собой свернутость процесса мотивации; в подобных случаях он носит характер "короткого замыкания" и протекает весьма быстро. Мотив возникает просто как ответная реакция на неблагоприятно сложившуюся для него конкретную обстановку. Мотивационно-предупредительное воздействие уголовного права оказывается также гораздо слабее. Свернутая мотивация с преобладанием эмоционально-ситуативных моментов, как правило, порождает недостаточно продуманный акт преступного поведения, т.е. поступок, основанный не столько на расчете, сколько на порыве. Это характерно для принятия решений при совершении преступлений против личности (при убийстве, причинении умышленных телесных повреждений и т.п.). В процессе мотивации могут происходить явления противодействия и вытеснения одного мотива другим и, наоборот, поддержки и усиления ведущего мотива другими (сопутствующими); явления субординации и подчинения одних мотивов другим; возможность изменения мотива, сформировавшего действие, другим мотивом, руководящим действием; закрепление мотивов вследствие достижения результата предыдущего действия, и т.п. После принятия решения наступает этап реализации сформированной воли лица в действиях. Исполнение преступления требует соответствующих волевых усилий, которые "питаются" силой мотива лица. На этой стадии главным в механизме преступного поведения становится регулирование осуществляемого действия в соответствии с его целью. В структуру правонарушения входит и так называемая оперативная часть действия (отдельные движения, операции, различные приемы и т.д.). Однако оперативная часть противоправного действия полностью подчинена его мотивационной стороне и самостоятельного смыслового значения не имеет. Достижение цели означает окончание действия как волевого акта. Лицо оценивает достигнутый результат, сопоставляя его с намеченной целью. При этом оно констатирует его удачу или неудачу, успех или неуспех. Таким образом, нужно различать функции мотива на стадиях подготовки и исполнения преступного действия. На первой стадии он формирует решение и порождает волю лица; в стадии исполнения преступления - определяет содержание уже сформированной воли лица, выступая ее смысловой стороной. Благодаря этому обеспечивается претворение мотива в действие и через него - в реальные факты действительности. Преступная деятельность как форма преступного поведения представляет собой совокупность ряда действий, объединенных общим мотивом и целью. В мотивации преступной деятельности различаются мотивы и цели отдельного действия, мотивы и цели преступной деятельности в целом. Они занимают самостоятельное место в механизме преступного поведения и не могут подменяться один другим: установление мотивации действия, входящего в преступную деятельность, неравнозначно выяснению содержания мотивации деятельности в целом, и наоборот. Структура мотивации преступной деятельности обычно складывается из совокупности мотивов и целей, составляющих ее действия (эпизоды). Подобная структура мотивации выявлена в подавляющем большинстве уголовных дел об умышленных преступлениях, лишь в незначительном количестве дел мотивация охватывает одноразовое преступное действие. Структура мотивации в преступной деятельности различается и в зависимости от вида преступления. Так, структура мотивации по делам об умышленном убийстве и умышленном причинении тяжких телесных повреждений, как правило, охватывает 3-4 действия-эпизода, в том числе непреступные (предшествующие) действия, конфликтные действия, подготовительные (не всегда) и исполнительные действия. Достоверно выявлено, что мотивы отдельных действий (эпизодов) находятся в подчинении и зависимости от общего мотива деятельности. По отношению к отдельному действию общий мотив занимает доминирующее место и выступает в качестве силы, детерминирующей их на осуществление конечной цели деятельности. Лишь взятые вместе, мотивы действий-эпизодов и общий мотив деятельности определяют смысловую линию (содержание) преступного поведения. Установлено, что между конечной целью преступной деятельности и целью каждого входящего в нее действия также складываются отношения зависимости. Результат каждого действия по отношению к конечной цели преступной деятельности выступает в качестве средства ее достижения и вместе с тем является целью данного действия. В каждом действии-эпизоде преступной деятельности, таким образом, проявляются две цели: цель, непосредственно достигаемая этим действием, и общая (конечная) цель преступной деятельности, ради которой лицом и совершаются все действия. В результате этого преступной деятельности соответствует определенная структура целей, входящих в нее действий. Развитие деятельности происходит как бы в форме определенных циклов (отрезков деятельности). При этом результаты одного цикла определяют условия для мотивации нового цикла. Мотивация, которая действовала сначала на уровне первого действия, переходит на качественно другую ступень - на уровень второго, затем третьего действия и т.д. При этом происходят определенные изменения в мотивации: первичная мотивация ослабевает, возникает своего рода "новая" (формируемая на базе достигнутого) мотивация каждого последующего противоправного действия. В целом мотивация преступной деятельности происходит по закона мотивации достижения. Это означает, что каждая подцель (цель промежуточного действия) становится как бы автономной и независимой от конечной цели. Образование конечной цели одновременно происходит по двум направлениям - как образного представления о признаках конечного результата и как функционального определения цикла действий, ведущих к его достижению. По своему содержанию мотивы и цели преступного действия и деятельности могут совпадать. Лишь при этом условии можно говорить о единой мотивации преступной деятельности лица. Однако мотивы и цели преступного действия и деятельности могут не совпадать. В этих случаях единой мотивации преступной деятельности не будет, так как нарушится смысловое единство деятельности и действия, в силу чего преступное действие выпадает из структуры мотивации данной деятельности и становится самостоятельным актом поведения. Из сказанного следуют два принципиальных положения: а) мотив и цель как элементы механизма преступного поведения имеют двойственную природу и должны рассматриваться в двух аспектах; как психологические компоненты, вкрапленные непосредственно в структуру преступного поведения, и как элементы общей социальной направленности и системы ценностных ориентаций личности; б) анализ процесса мотивации преступного поведения следует проводить с учетом выявленных различий, т.е. в единицах "преступного действия" и "преступной деятельности". Несоблюдение правил анализа процесса мотивации в единицах "действия" и "деятельности" приводит к серьезным ошибкам. Б. за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть С., на основании ч.2 ст.107 УК ЭР был осужден к пяти годам лишения свободы. По протесту прокурора приговор в отношении Б. был отменен. При новом судебном разбирательстве было установлено, что Б. применил перочинный нож для отражения нападения, т.е. действовал в состоянии необходимой обороны, ввиду чего суд оправдал его. Кассационной инстанцией оправдательный приговор оставлен в силе. В чем же причина судебной ошибки? Причина состояла в том, что разная по своему содержанию мотивация действий Б. первоначально рассматривалась как единая, что нашло отражение в обвинительном заключении и приговоре. Фактически же действия Б. представляли собой два самостоятельных эпизода. Первый эпизод произошел в фойе кинотеатра, когда между Б. и Ж. возникла ссора, во время которой Б. ударил Ж. по лицу. Второй эпизод имел место спустя несколько минут, когда Ж., в целях мести Б., предложил ему "поговорить" за углом дома, где на Б. напали С., И. и О., стали его избивать и повалили на землю. В этих условиях, опасаясь за свою жизнь, Б. стал наносить избивавшим удары перочинным ножом, в результате чего ранил С., который впоследствии скончался. Четкий анализ процесса мотивации каждого акта поведения, проведенный при вторичном судебном разбирательстве, позволил выявить их смысловую автономность и на этом основании вскрыть подлинный мотив причинения Б. ранения С. Мотивационный процесс преступного поведения может включать в себя ряд психических фактов, каждый их которых обладает своей спецификой и выполняет определенные функции. При этом ни один из мотивационных фактов не является автономным, а связан с другими элементами мотивации. Поэтому процесс мотивации складывается в результате взаимодействия всех его элементов. Усиление (или ослабление) одного из элементов может вызвать соответствующее ослабление (или усиление) других элементов, что вдет к изменению содержания мотивации преступного поведения в целом. Так, обострение эмоционального состояния лица может привести к изменению смысловых функций, выполняемых чувствами в процессе мотивации, когда из эмоционального фона они превращаются в мотив преступления. С другой стороны (например, в мотивации ситуативных преступлений), при сильном душевном волнении ослабляется волевой контроль в поведении, что объясняется силой отрицательных эмоций, возникающих у личности под воздействием неблагоприятно сложившейся ситуации. Из этого следует сделать вывод, что все элементы процесса мотивации необходимо рассматривать в качестве целостной психологической структуры. Объединяющим фактором этой системы является одно общее-сознание личности. 3. В целом, структуру мотивации преступного поведения можно представить в виде такой схемы: внешние стимулы поведения- их отражение личностью(на основе присущей ей системы ценностных ориентаций и конкретных социальных установок) и перевод в факты сознания (осознание мотива) - психологическая подготовка преступления (выработка цели и плана поведения). Сдвиги в структуре мотивации могут происходить за счет участия в них иных психических фактов и влияния внешних событий, например сильного душевного волнения (психологического аффекта), снижающего рассудочные способности лица, внешнего давления (со стороны соучастников), резкого изменения ситуации. В результате мотивации завершается выработка поведения на этапе "побуждение "мотив" - принятие решения" и намечается смысловая линия "цель- желанный результат" предстоящего противоправного поведения. Модель мотивационной стороны преступления, описываемою в уголовном законе, следует считать весьма условной. Она схватывает, да и то выборочно, лишь отдельные мотивационные факторы, что, естественно не совпадает с фактическим положением вещей. 2.4. НЕАДЕКВАТНАЯ МОТИВАЦИЯ. На практике нередко приходится встречаться с так называемыми безмотитвными преступлениями. Они поражают своей бессмысленностью и не укладываются в привычные представления о механизме преступного поведения. В правовой литературе "безмотивные" преступления не получили еще надлежащего анализа. Кажущаяся на первый взгляд "безмотивность" преступления и отсутствие научно обоснованных рекомендаций по этой категории дел нередко приводят к следственным и судебным ошибкам. Каков же механизм "безмотивного" преступления? Действительно ли оно совершается без мотивов, как это принято считать? Или же в подобных случаях мы имеем дело со специфическими особенностями процесса мотивации преступного поведения, которые подлежат выявлению и изучению? К "безмотивным" преступлениям, как правило, относят преступления, мотивы которых неадекватны внешнему поводу, а также "отсроченные", "замещающие" и ряд других преступных действий, психологическая природа которых в общем достаточно изучена. К первой группе "безмотивных" преступлений относятся преступления, совершаемые по неадекватным мотивам, т.е. по мотивам, сила которых явно не соответствует породившему их поводу. В большинстве случаев следователь и судья в своей профессиональной деятельности имеют дело с мотивами, которые так или иначе соразмерны вызвавшему их поводу. К подобным мотивам, например, относятся корысть, месть, ревность, иные побуждения, возникающие на почве личных неприязненных отношений. Обычно это мотивы, порождаемые типичными, повторяющимися ситуациями. Другое дело - неадекватные мотивы преступления. Это сугубо индивидуальные мотивы, явно не соответствующие поводам, их породившим. Они не типичны, т.е. присущи не ситуациям, а лишь отдельным личностям. В силу этого неадекватные мотивы нередко выступают синонимом отсутствия видимого (привычного) мотива. Само же деяние расценивается как "безмотивное преступление". Фактически мотивы совершения преступления есть и в этих случаях. Но они настолько несоразмерны поводу и порожденным ими преступным последствиям, что вызывают подчас серьезные сомнения у следователей, судей и окружающих людей. 1 2 3 4



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная