Фарсальские поля
Учебные материалы


Фарсальские поля



Карта сайта 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.14.1

КЛАССИЧЕСКАЯ


^ ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ
Фарсальские поля. Тьма.
Эрихто
На страшный праздник этой ночи сызнова
Пришла, как прежде, я, Эрихто мрачная,
Не столь, однако, мерзкая, как подлые
Поэты лгут... Они не знают удержу
Ни в порицаньях, ни в хвалах... Белеется
Равнины даль под серыми палатками.
Ужасной ночи бредовое зрелище,
До бесконечности ты повторяешься
И будешь повторяться вновь... Владычества
Тот не уступит никогда сопернику,
Кто крепок властью, силою захваченной,
И кто собой не в состоянье властвовать,
Тот властвовать желает над соседями.
Тут был когда-то дан пример побоищем,
Как сильный налетает на сильнейшего,
Как рвутся лепестки цветущей вольности
И жесткий лавр венчает лоб властителя.
Помпеи Великий вспоминал здесь славные
Года могущества, а Цезарь взвешивал
Надежды на успех в борьбе с соперником.
Хоть знает мир, кто вышел победителем,
Их спор возобновится ночью нынешней.
Бивачные костры, пары кровавые
И вкруг огней причудливые зарева.
Фалангой эллинской преданья строятся.
Мелькают на свету, в дыму теряются
Дней баснословных сказочные образы.
Неполный, ясный месяц подымается
И ослабляет синий отблеск пламени,
Сгоняя с поля прочь палаток призраки.
Что надо мной за метеор светящийся
И тело рядом с ним шарообразное?
Я чую жизнь. Но подходить не следует
К живому мне, я для живого гибельна.
Нет пользы мне в живом, одно бесславие.
Шар опустился. Уберусь-ка вовремя.
(Удаляется.)
Воздухоплаватели в вышине.
Гомункул
Облетим еще раз с края
Место страшного сраженья.
Поле битвы, оживая,
Наполняют привиденья.
Мефистофель
Я в оконной амбразуре
К рожам севера привык,
Так при виде здешних фурий
Не могу я стать в тупик.
Гомункул
Вот одна из их орясин
Быстро прочь от нас идет.
Мефистофель
О бедняжка, так ужасен
Ей, наверно, наш прилет.
Гомункул
Опусти на эту землю
Рыцаря, и тотчас он,
Шумам этой почвы внемля,
Будет ею воскрешен.
Фауст
(дотронувшись до земли)
О, где она?
Гомункул
Не знаем сами.
Но расспроси между кострами,
Пока не наступил рассвет.
Кто к Матерям дерзнул забраться,
Тому уж нечего бояться
И трудностей на свете нет.
Мефистофель
И я участие приму.
Поищем приключений в стане
И разбредемся по поляне
Во все концы по одному.
А ты б нам, малый, к сбору дал
Своею колбою сигнал.
Гомункул
Вот будет что моим призывом.
Стекло сильно звенит и светится.
В путь! К новым чудесам и дивам.
Фауст
(один)
О, где она? Доведываться рано.
Пусть шла она не этою поляной,
Пускай не эта именно река
Шумела ей волной из тростника,
Пускай! Но этот воздух несказанный
Ей множил звук родного языка!
Здесь Греция, и я в ее краю!
Я эту почву ощутил мгновенно
Сквозь тяжкий сон, мне сковывавший члены,
И, встав с земли, я, как Антей, стою.
Пусть ждут там чудища и исполины,
Пойду на розыски к кострам равнины.
(Удаляется.)
^

У ВЕРХНЕГО ПЕНЕЯ


Мефистофель
(останавливаясь)
На группы у огней смотреть мне тяжко:
Нет ни рубашки ни на ком, ни лифа.
Все голы, все наружу, нараспашку,
Бесстыдны сфинксы, непристойны грифы.
То спереди, то сзади, без прикрас
Хвосты и крылья тычут напоказ.
По сути, правда, и у нас стыда нет,
Но древность лишней жизненностью ранит.
По моде скрыть бы выпуклость фигур!
Все это откровенно чересчур.
Народишко! Польщу им тем не мене,
Как подобает гостю. Честь отдам
Прекрасным дамам, выкажу почтенье
Премудрым стариканам-гривачам.
Гриф
(гнусаво)
Не гривачам, а грифам! Очень странно
Нам удружил, зачислив в стариканы!
Звучанием корней живут слова.
В них слышны грамматические свойства.
"Грусть", "грыжа", "гроб" приводят нас в расстройство.
Мы не желаем этого родства.
Мефистофель
К чему вдаваться в дебри лексикона?
Грабеж - прямое существо грифона.
Гриф
(тем же тоном)
Конечно! Кто хватает, тот и хват.
Хватай именья, девушек, короны,
И золото хватай, и ты - богат.
Судьба к хватающему благосклонна.
Муравьи
(огромного роста)
Вы - "золото", сказали? Целый клад
Скопили мы и заперли в ущелье,
Но аримаспы это подглядели,
Украли и над нами же трунят.
Грифы
Мы им покажем, жуликам пропащим!
Аримаспы
Но не сегодня. Нынче торжество.
А за ночь остальное мы растащим
И в этот раз добьемся своего.
Мефистофель
(усевшись между сфинксами)
По мере сил я к месту привыкаю
И даже ваши мысли понимаю.
Сфинкс
Мы выдыхаем звуки грез едва,
А вы их превращаете в слова.
Но назовись, чтоб мы тебя узнали.
Мефистофель
Мне имена различные давали.
Скажите, между прочим, с нами рядом
Нет путешественников англичан?
Они так любят изученье стран,
К полям сражений ездят, к водопадам.
Им подошел бы вид таких полян.
Мне также псевдоним был ими дан.
Они меня назвали в старой пьесе
"The old Iniquity" с обычной спесью.
Сфинкс
Но почему?
Мефистофель
Мне это невдомек.
Сфинкс
Ты сведущ в звездах? Ты б прочесть не мог,
Что в их расположении таится?
Мефистофель
(подняв глаза к небу)
Звезда сменяет на небе звезду,
Свет молодого месяца струится.
Я славный у тебя приют найду,
Согрей меня своею шкурой львицы.
Зачем нам уноситься в звездный Край?
Шараду иль загадку мне задай.
Сфинкс
Ты можешь сам задать ее успешно.
Ведь, собственно, ты - парадокс сплошной.
Ты это то, в чем с силою одной
Нуждаются и праведный и грешный:
Один, чтоб злу всегда сопротивляться,
Другой, чтоб злу всецело подпадать.
Все для того, чтоб Зевсу повод дать
Премило над обоими смеяться.
Первый гриф
(гнусаво)
Мне мерзок он!
Второй гриф
(еще более в нос)
И мне не по нутру.
Оба
Мерзавец здесь совсем не ко двору.
Мефистофель
(грубо)
Как ты - когтями, если не сильнее,
Царапаться ногтями я умею.
Попробуй-ка!
Сфинкс
(с женской лаской)
Ты можешь здесь остаться,
Тебя потянет самого домой.
Там край родной, свои и домочадцы,
А здесь, мне кажется, ты сам не свой.
Мефистофель
Ты привлекаешь верхней половиной!
Но ужасаешь нижнею, звериной!
Сфинкс
Лап наших испугался? Поделом!
Попался, старый? Так тебе и надо.
У львицы в лапах на себя досадуй,
Что ты без лап, с копытом, да и хром.
В вышине сирены пробуют голоса.
Мефистофель
Какие птицы с пеньем забрались
В приречный этот тополь у теченья?
Сфинкс
Не вслушивайся лучше. Берегись.
Храбрейших погубило это пенье.
Сирены
Ах, не путайтесь с презренным
Этим сфинксовым отродьем.
Обратитесь к нам, сиренам.
Мы красой всех превосходим,
Трели голосом выводим.
Сфинксы
(передразнивая сирен на тот же лад)
Вы заставьте их спуститься.
Что они забились в листья,
Всяких коршунов когтистей?
Лишь заслушайтесь, - в награду
Разорвут вас эти птицы,
Вылетевши из засады.
Сирены
Прочь раздоры! Рознь долой!
Пусть забьют одной струей
Волны радости земной:
Дружно на воде, на суше
Гостю выкажем радушье
Всею нашею семьей.
Мефистофель
И струн прекрасны перезвоны,
И голоса не монотонны,
Но тем не менее напев
Единственно лишь слух ласкает,
А в душу мне не проникает,
Нисколько сердца не задев.
Сфинксы
Какое сердце? Слово слишком громко.
Не сердце, а пустой горластый зев
Да, может быть, старьевщика котомка.
Фауст
(подходя)
Как крупно все! Черты души громадной
Здесь даже и в уродливом наглядны!
Все мне кругом так много говорит
И, кажется, удачу мне сулит.
(Посмотрев на сфинксов.)
Пред ними некогда стоял Эдип.
(Посмотрев на сирен.)
От этих Одиссей чуть не погиб,
В пеньковых путах корчась.
(Посмотрев на муравьев.)
Муравьями
Редчайший в мире клад зарыт был в яме.
(Посмотрев на графов.)
Тот клад вот эти грифы стерегли.
В какой величественной панораме
Былое подымается вдали!
Мефистофель
Ты прежде плюнул бы на этот сброд,
А ныне видишь тут родной свой угол.
Кто поиски возлюбленной ведет,
Тот радуется виду встречных пугал.
Фауст
(сфинксам)
Вы, с женщинами сходные на глаз,
Не видел ли Елены кто из вас?
Сфинксы
Наш род до дней Елены не восходит.
Убил последних бабок Геркулес.
Спроси Хирона. Он в округе бродит,
Ступай к нему скорей наперерез.
Сирены
Можем быть и мы полезны.
К нам заехав на привал,
Некогда Улисс любезный
Много нам порассказал.
Из услышанных историй
Мы б не скрыли ничего,
Если бы ты для того
Перебрался к нам на взморье.
Сфинкс
Гость, не поддавайся лжи
И обманщицам отпетым!
Как Улисс, себя свяжи,
Но не пенью, а советом;
Отыщи Хирона. Он
В эти тайны посвящен.
Фауст удаляется.
Мефистофель
(с недовольством)
Кто это, каркая сурово,
Летит с такою быстротой,
Что никакому птицелову
В ту кучу не попасть стрелой?
Сфинкс
Стремительнее стрел Алкида,
И зимних бурь, и птичьих стай
Над нами мчатся стимфалиды,
Безвреден их вороний грай.
Их клювы хищно крючковаты,
А лапы словно у гусей.
Они нам родственники, сваты,
И к нам летят станицей всей.
Мефистофель
А это что за свист злодейский?
Сфинкс
Пусть эти гады не страшат -
То головы змеи Лернейской,
Хоть много лет тому назад
Мечом отнятые от торса,
По старой памяти шипят.
Во что глазами ты уперся?
Куда кидаешь нежный взгляд?
Там - ламии, там привиденья.
Не пяль глаза в том направленье,
А то ведь сам не будешь рад,
Свернешь, оглядываясь, шею.
А впрочем, я держать не смею,
Ступай к ним, окунись в разврат.
Они развязные особы,
Со льстивым ртом и медным лбом,
И, как Сатаровы зазнобы,
Повсюду лезут напролом.
Мефистофель
Но я, вернувшись, сфинксов здесь застану?
Сфинкс
О да, конечно! Отправляйся к ним.
Мы, родом из Египта, невозбранно
Уже тысячелетьями царим
И высимся для вас подобьем вех,
Чтоб направлять луны и солнца бег.
Мы сидим у пирамид,
Как судилище народов,
В годы мира, войн, походов,
Сохраняя тот же вид.


502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.14.1
edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная